Ричард Ганнон: Фареры — Овечьи острова.

Только три месяца в году между Великобританией и Фарерскими островами открыты воздушные рейсы. Я радовался своему будущему путешествию, хотя до конца не понимал, что ожидает там, на севере. Иногда я представлял Фареры, как землю, покрытую льдом. В следующий момент казалось, что на островах не прекращается сильный ветер…

Иногда я представлял Фареры, как землю, покрытую льдом. В следующий момент казалось, что на островах не прекращается сильный ветер, а значит, меня обязательно сдует с какого-то утёса в холодную воду. От этих мыслей по спине бежали мурашки, но билет туда уже был куплен. В самолёте рядом со мной летела молодая пара фарерцев. Они возвращались из отпуска, который провели на Средиземном море. Девушка явно плохо переносила лёгкую турбулентность и молчала практически всю дорогу, а вот её спутник оказался довольно общительным человеком с отличным знанием английского языка. Парень поведал, что, как и большинство островитян, любит выезжать за пределы своей родины и старается хотя бы раз в год открыть для себя новую страну.

Лайнер спокойно пролетел над Англией, Шотландией и взял курс по направлению к Исландии. Началась гроза, и небо заволокло густыми дождливыми тучами. Где-то внизу показался архипелаг, и самолёт пошёл на посадку. Мне сначала показалось, что мы приземлимся прямо в океан, но пилот искусно вывернул штурвал и плавно приземлил машину на узкую дорогу,тесно прижатую к горам.
Фото mnn.com

На Фарерах есть только одна взлётно-посадочная полоса, и находится она на острове Воар. Её построили британские военнослужащие, квартировавшие там после Второй мировой войны. Их было четыре тысячи человек, тогда как местных жителей всего две тысячи. На время пребывания британцев им даже разрешили придерживаться левостороннего движения на дороге. Изначально на острова приземлялись исключительно военные самолёты, но уже с 1963 года аэропорт начал обслуживать и гражданские рейсы.

День 1-ый

Я вышел из небольшого терминала аэропорта и очутился на открытой местности: мимо пробежало стадо овец, пролетела стая птиц, параллельно расходились кто куда и пассажиры. Одни уехали на городском автобусе или словили такси, другие пошли пешком до ближайшего городка. Я немного постоял в одиночестве и направился своим ходом в Сандавагур.

Этот место вызывало у меня интерес вот почему: раз в год прибрежные воды этого городка окрашиваются в алый цвет. Всё из-за того, что местные устраивают мероприятие под названием Гриндрадрап – охоту на китов. Моряки сгоняют их в бухту,после чего учиняют над ними расправу. Занятие не носит коммерческий характер. Мясо животных поровну делят между жителями Фарер. Меня потом уверяли, что таким образом островитяне регулируют численность китов, забивая ежегодно до тысячи особей. В противном случае те якобы могут съесть всю рыбу в округе.Фото a57.foxnews.com

Идти по узкой грунтовой дороге было непросто. По левую руку за обрывом взблескивал океан, рядом то и дело проезжали автомобили. Моё внимание привлекла одна машина, которая за мой недолгий путь успела уже несколько раз проехать туда и обратно. Это была шумная, старая, грязная Мазда. В одну из таких ходок водитель притормозил около меня и предложил бесплатно подвезти до посёлка. Хозяином раритетного авто оказался поляк, осуществляющий грузовые перевозки между аэропортом и столицей Фарер – городком Торсхавн. Он приехал на острова много лет назад, желая найти себе невесту, но до сих пор так и не смог этого сделать.

Разыскивая свой отель, я наткнулся на довольно большое футбольное поле. На одном его конце мальчишки гоняли мяч, на другом –играли местные девушки. Спорт на Фарерах исключительно популярен. Островитяне участвуют в международных соревнованиях по гандболу, гребле, волейболу. Но всё же большинство местных предпочитают именно футбол. Практически ежедневно на поле тренируются профессиональные и любительские команды. А так как оно расположено возле воды, даже существует отдельный работник, который на лодке собирает мячи, улетевшие в воду.

Я засмотрелся на играющих детей, как вдруг пошёл дождь. Мелкий и колючий. Я перевел взгляд на небо и удивился. Вокруг меня появлялись и исчезали десятки радуг, большие и маленькие, совсем рядом со мной и на горизонте. Я никогда не видел столько радуг вместе.

Наконец я добрался до своего отеля. В холе увидел такого же гостя, как я. Тот собирался на прогулку и сообщил, что хозяева куда-то ушли и будут тут ближе к вечеру. Турист ушёл, и я остался один посреди чужого дома. Мне было странно, что вот так владельцы заведения оставляют двери открытыми. Казалось, что фарерцы совсем не боятся краж или каких-либо других преступлений. Мои слова позже подтвердились наблюдениями. Двери они практически не закрывают, а в машинах оставляют ключи. К тому же легко и добродушно принимают незнакомцев, охотно вступают в беседу и ведут себя очень естественно.
Фото findawayphotography.com

О том, что на острове спокойно, говорит и пустующая тюрьма. Мне рассказали, что не так давно там сидел один русский, какой-то моряк-дебошир. Но и он просидел под замком недолго, да и с комфортом к тому же – заключенный пользовался тюремным интернетом и смотрел кабельное ТВ.

Я устал ждать владельцев и решил позвонить. Тут же на стойке нашёл несколько датских монет и, опустив их в телефон-автомат, связался с хозяевами. Они пришли быстро, показали мне номер и рассказали, как добраться до одной известной достопримечательности островов – водопада, впадающего в океан с вершины гор.

Воодушевившись предстоящим путешествием, я обул резиновые сапоги, захватил дождевик, зонт, фонарик. Но с каждым шагом идти становилось всё тяжелее. Дождь буквально припечатывал меня к земле, и я еле отрывал ноги от влажного грунта. Решив отложить осмотр водопада, свернул в город Мидвагур. Там я нашёл маленький ресторанчик «Гнездо». Всё его меню состояло из гамбургеров и пиццы. Заказав пиццу с бананами, стал ждать. Я был поражён,в какой степени оживлённым оказалось это место для городка с населением в 1000 человек. Входные двери «Гнезда» практически не закрывались. Клиенты всё шли и шли забрать свои пиццы. Мне начало казаться, что все островитяне враз сговорились сегодня ночью кушать именно это итальянское блюдо.
Фото lonelyplanet.com

День 2-ой

На второй день своего путешествия я отправился в столицу Торсхавн. Для езды выбрал автобус. Билет оказался недешёвым, однако все потраченные деньги с лихвой компенсировал захватывающий вид из окна. Так как Фареры расположены на 18 островах, их соединяют между собой десятки мостов.

Все достопримечательности Торсхавна можно обойти за 2 часа, я же растянул любование маленьким уютным городом на 6 часов. Немного задержавшись перед памятником, построенным в честь визита датской королевы в 1874 году, я устремился в городской парк. Там тёк ручей с кристально чистой водой, а в нём выигрывала чешуёй форель. Казалось, что засунь я в воду руку, то обязательно поймаю несколько рыбёшек.

На Фарерах практически нет деревьев. Из-за сильных ветров они тут не могут прикрепиться корнями к земле. Поэтому куда ни кинь взглядом – лишь трава. Даже на крышах домов. Так островитяне экономят тепло и украшают своё жилище.
Фото handluggageonly.co.uk

Блуждая по столице, я наткнулся на Центр искусств, статую Христа, деревянную церковь с высоченной колокольней, фонтан, Северный дом. В последнем можно бесплатно почитать самые свежие газеты, воспользоваться Wi-Fi и туалетом, а также дешево перекусить.

Я решился на относительно короткую пешую прогулку от Торсхавна до Киркюбурга. Прошёл кладбище, рыболовецкие склады и направлялся туда, где цивилизация заметна все меньше и меньше. Я подымался вверх, изредка оборачиваясь на пройдённый мною путь. Вокруг была потрясающая тишина. Не слышно ни звуков воды, ни ветра, до меня не доносился шум дороги или города. Абсолютная пустота звука. Казалось, что мой внутренний голос теперь неприлично громок, а сердцебиение напоминало раскаты грома. Я попытался успокоиться и замер, растворившись в чудесной тишине. Это был рай.

Но в отличие от рая на островах нет змей, зато очень много птиц. Более 200 видов пернатых. Некоторые из них живут тут постоянно, другие прилетают перезимовать. Часть из них гнездятся в скалах, поэтому наблюдать лучше с моря. Вместе с другими туристами я заказал лодку, и мы отправились любоваться скалистыми берегами. Все надеялись увидеть буревестника.

В небольшое суденышко поместилось 30 туристов, и мы отправились в двухчасовое путешествие. Дул сильный ветер, и уже вскоре наш маленький, но гордый «кораблик»стремительным потоком понесло в открытый океан. Нам сказали держаться крепче, и, должен признаться, сделали это своевременно, так как кидало из стороны в сторону весьма ощутимо. Впрочем, бывалый шкипер справился с волной, и мы заплыли в более-менее тихую бухту. Экскурсоводы обязали надеть каски и предупредили, что беречь голову стоит в первую очередь. Над нами нависало более 400 метров скалы. Но, к счастью, обошлось без камнепада. Сырость и холод сделали свое дело – я продрог до костей, а непрерывная борьба с волнами не давала времени сосредоточиться на созерцании птиц. Я попытался сделать фотографии, но чуть не выронил камеру при качке. Когда же окончательно прекратил попытки что-то запечатлеть, ко мне подлетела небольшая, весьма забавная птица с оранжевыми ногами и разноцветными перьями (прим. ред. Arenaria interpres – камнешарка). Она летала вокруг лодки и с не меньшим интересом разглядывала нас, людей.

После возвращения в гавань я чувствовал себя крайне обессиленным, а потому сразу отправился в отель спать.Фото dangerous-business.com

День 3-ий

На Фарерах нет железных дорог, зато полно автобусных маршрутов. Они стелятся по узким горным тропинкам и даже соединяют острова с Данией, пролегают сквозь туннели. Заехав в один из них, я поразился, насколько там ярко и красочно. Вокруг мелькали разноцветные огни, и мне подумалось, что в таком туннеле здорово было бы устроить вечеринку. Водитель автобуса объяснил, такие мелькающие огни, похожие на дискотечные, не случайны. Яркий свет должен снимать стресс от долгого подземного переезда и отвлекать пассажиров от панических мыслей.

Однако наивысшее наслаждение тут доставляет другой транспорт – вертолёт. Его используют и для доступа в особо отдалённые районы при спасательных операциях, и для того, чтобы развлекать туристов. Я воспользовался этим и напросился на короткую прогулку. Это был мой первый вертолетный полёт. Кроме меня, было ещё пару пассажиров, но я придвинулся поближе к пилоту и с восторгом наблюдал, как под ногами мелькает земля с ярким травяным покровом, причудливые цветные крыши и огромное количество овец.

Приземлившись, я с наслаждением выпил горячего кофе и отведал местный знаменитый пирог с корицей. Далее зашёл в банк и был неприятно удивлён слишком большой комиссией при обмене валюты – 5% от суммы. Но что поделать, ведь на Фарерах небольшой выбор банков.

Моё путешествие близилось к концу, и один день я решил посвятить острову Нолсой, всего около 4 километров к востоку от отеля. Добраться до него предстояло на пароме. Достаточно большом, как для такого маленького острова. Вместе со мной в Нолсой ехало ещё 10 местных жителей, и те немного удивлённо поглядывали на меня, пытаясь понять, что забыл иностранец на маленьком клочке суши. Там оказалось… пустынно, рядом сновали лишь овцы. Внезапно я врезался в маленькую хижину. Это был резервуар для воды, которая накапливалась тут после дождей и по наклонной конструкции отправлялась в водопроводы соседней деревушки. Туда отправился и я, чтоб выпить горячего кофе или даже перекусить в какой-то харчевне. Едва найдя подходящее место и получив свой желанный напиток, я чуть не поперхнулся им. Мимо меня ехала женщина на одноколёсном велосипеде. Я никогда ранее не видел ничего подобного. Достаточно плотная островитянка грациозно балансировала на одном колесе и даже смогла приветственно мне кивнуть. Заговорив с ней, я узнал, что приехала она на Фареры недавно, после того, как вышла тут замуж, а одноколёсным велосипедом увлеклась после циркового представления какой-то из приезжих труп. Напоследок она рассказала, где на острове можно отведать вкусного варенья из ревеня, и мне ничего не оставалось, как прислушаться к совету. Легко найдя указанное место, я заказал домашнее лакомство, принесли его с вафлями и кофе. С большим наслаждением проглотив сладости, я спросил, что ещё можно посмотреть на Нолсой, и меня отправили к мастеру по изготовлению чучел из птиц.Фото insidehook.com

Его звали Jens-Kjeld. Во дворе его дома бродили цыплята с лысыми шеями. Я постучал в дверь, но никто не открыл. Зато откликнулись соседи и рассказали, что хозяин коллекции отправился куда-то на другой остров за очередной птицей для своей работы.

Слегка разочарованный я добрёл до конца острова. На его самой высшей точке я увидел ветрогенератор. Чуть ниже заметил части другого ветряка. Позже мне рассказали, что их начали устанавливать местные жители по собственной инициативе, чтобы сделать остров энергетически независимым. Но в процессе их постигли некоторые технические сложности, и они отложили установление альтернативного а энергии до лучших времён.Фото photo.artyo.me

Фарерские острова в настоящее время используют 60% возобновляемых ов энергии. В основном гидростанции и достаточно новые ветровые турбины. Частично импортируют нефть. Однако в скором будущем это небольшое сообщество хочет перейти на стопроцентное использование сил природы.

После моего недельного пребывания на островах мне казалось, что исследовал почти каждый сантиметр этой удивительной земли. Я видел множество птиц, бесконечные овечьи стада, познакомился со многими добродушными фарерцами и даже выучил несколько слов на датском. Я испытал волшебство абсолютной тишины и трепет перед стихией бушующей воды, попробовал вкусный пирог с корицей и погрустил вместе с хозяйкой кафе о том, что острова потихоньку вымирают, теряя своих жителей. Ведь молодёжь в последнее время всё чаще тянется к материку. Я посетовал с ней на суету, но в глубине души был уверен, что жизнь на Фарерских островах никогда не закончится, и северная сказка всегда будет притягивать к себе всё новых и новых поклонников красоты сурового края.

Факты о Фарерских островах:

Острова не входят в Шенгенскую зону, хотя являются частью Дании.

Один из островов архипелага необитаем.

Овцеводство – основная статья дохода островитян. По последним подсчётам, поголовье составляет 80 000.

Основные продукты Фареров на экспорт: рыба, каракуль, пух буревестников и гаг, изделия из шерсти.

Дома фарерцев раскрашены в красный или черный цвета, некоторые крыши жилищ прячутся под плотным травяным покровом.

Заглавное фото prinlume.com