Не башней единой. Лучшие работы Густава Эйфеля.

Говорят, Ги де Мопассан ненавидел Эйфелеву башню. Знаменитый писатель считал, что она уродует Париж, не принося городу никакой пользы. Тем не менее его частенько можно было встретить в уютном кафе на вершине конструкции. В таких случаях автор «Милого друга» говорил, что «только здесь проклятая башня не попадается ему на глаза…»

И хотя именно это металлическое сооружение, созданное руками Гюстава Эйфеля, стало самым популярным символом Франции, ее автор смог еще не раз удивить мир своими работами. За долгую жизнь (умер в 92 года) архитектор успел многое. Он возводил сложнейшие мосты и виадуки, одним из первых проектировал парижское метро, участвовал в строительных тендерах по всему миру – от Египта до России, – а на склоне дней еще и увлекся космосом и аэродинамикой. Забавный факт: в свое время преподаватели престижной Политехнической школы Парижа не приняли молодого Гюстава в ряды студентов, посчитав, что паренек из французской глубинки «не потянет» серьезную науку…

Мы составили свой топ-5 объектов, руки и голову к которым приложил выпускник более скромной Центральной школы искусств и ремесел (École centrale des arts et manufactures). Начнем со второй наиболее узнаваемой туристической достопримечательности в мире – Статуи Свободы. И пусть авторство этой конструкции принадлежит скульптору Фредерику Бартольди, строительство вряд ли сдвинулось бы с места, если бы Гюстав Эйфель правильно не рассчитал опору, способную выдержать более 120 тонн.Фото pixelstalk.net

Помимо чисто декоративных сооружений, архитектор занимался и практическими вещами. Например, соединил города Порту и Вила-Нова благодаря абсолютно авангардному на тот момент мосту Марии Пии. Нависая над рекой Дору, этот гигант, растянувшийся на 160 метров, до 1991 года верой и правдой служил португальцам, пока они не присвоили творению Эйфеля статус памятника. Кстати, в 1875 году, когда тамошними властями был объявлен конкурс на строительство, француз предложил наиболее революционный в архитектурном плане и вместе с тем самый дешевый проект.Фото europeanbestdestinations.com

Пусть не такие длинные, однако не менее изящные мостики инженер использовал при возведении старейшего парижского универмага «Бон Марше». Основанный Аристидом Бусико, главный французский «гум» стал настоящим центром торговли. Сегодня, спустя много лет после открытия, жители города и многочисленные туристы по-прежнему толпятся в этом здании, интересном не только с потребительской, но и с художественной точки зрения. Наверное, как и всё, к чему прикасался великий архитектор.
Фото travelandleisure.com

Будапештские гиды и инженеры не очень-то лукавят, говоря, что их город – «детище Эйфеля». Влюбившись в местную красавицу, Гюстав прожил здесь более 10 лет, оставив после себя сооружения, которые и сегодня вызывают восторг. Взять, к примеру, железнодорожный вокзал Ньюгати. Тщательно осмотрев старое здание, Эйфель решил его не сносить, а построить новое, что называется, «сверху». Поначалу венгры не очень понимали замысел француза, однако доверились его авторитету и получили такой вокзал, о котором на тот момент многие европейские столицы не могли и мечтать. Вообще, прогуливаясь по Будапешту и созерцая его мосты, улицы, центральный рынок, даже не будучи специалистом, узнаёшь руку мастера. Не зря же город на Дунае называют Восточным Парижем Европы.Фото welovebudapest.com

Как мы уже говорили, на закате своей жизни архитектор увлекся аэродинамикой и космосом. Неудивительно, ведь в конце 70-х годов 19-го века он возвел купол для одной из самых красивых обсерваторий мира, которая находится в Ницце. Когда до компьютера и современной гидравлики было еще очень далеко, Эйфелю удалось так сконструировать объект, что один человек, обладающий средней силой, мог вращать телескоп в зависимости от своих нужд.

И пусть французы долго не любили свою «бесполезную» башню, именно ей они обязаны первыми телетрансляциями и скоростными депешами с фронтов Первой и Второй мировых войн. И все это – благодаря Гюставу Эйфелю – человеку, который, прославившись, считал, что судьба была к нему благосклонна. Ведь поступи он в желанную Политехническую школу – быть ему скучным инженером-теоретиком, а не создателем реальных архитектурных шедевров.

Заглавное фото goodfon.com