Болезни великих. Мигрень «по-царски».

Кажется, захворать на такие болезни простых смертных, как угревая сыпь или язва желудка, великие мира сего прямо-таки не могли. Для них более характерны психические недуги, возможно, и оставившие отпечаток в гениальности. OUTLOOK «покопался» в историях физических болезней императрицы Екатерины, мыслителя Вольтера, писателя Свифта и других известных личностей.

Великий и могущественный Тутанхамон, проклятие гробницы которого, по мнению суеверных людей, унесло несколько жизней, страдал целым набором хворей. Одна нога короче другой, эпилепсия и, как предполагают исследователи, заболевание, которое и стало причиной его смерти, – туберкулез.

К воинственному Наполеону всевозможные недуги также охотно прилипали. Один из них – чрезвычайно медленное кровообращение. Из-за этого ему, чтобы хоть как-то держать себя в тонусе, приходилось на часок-другой прерывать все дела и погружаться в горячую ванну. Кроме того, вероятно, страдал император и тем, чего современные рекламы предлагают не стесняться, а врачи обещают вылечить без операций – геморроем. Говорят, что даже битву при Ватерлоо он проиграл из-за этого, не сумев в период обострения сесть на коня, дабы повести своих воинов в бой. Несмотря на высокое положение, не пощадил этот недуг и «некрасивый эталон красоты» – Клеопатру.

У философа-француза Вольтера слабым местом был желудок. Постоянно мучаясь от язвы, он мало ел и поэтому был очень тощ. Впрочем, иногда болезнь выручала мыслителя. Если ему не хотелось куда-то идти или же самому принимать незваных гостей, он укладывался в постель и передавал через слуг, что, возможно, находится при смерти.

Императрица Екатерина в юности страдала от недуга, которым не прикроешь свое нежелание выхода в свет, да и саму хворь скрывать было весьма затруднительно. Это сейчас тональные кремы и пудры в руках умелых визажистов даже самую несовершенную кожу превратят в гладкую и бархатистую, а в начале XVIII века спрятать недостатки на лице было сложно. Говорят, дама избавилась от угрей, прислушавшись к совету врачей использовать тальк. А возможно, просто переросла.

Другие правители также частенько страдали и даже умирали из-за недугов, которые были у их подданных. Петр II, к примеру, скончался от оспы, Александр I не смог победить тиф, а причиной отхода в мир иной Николая I стала обычная простуда. Во время одной из конных прогулок царь перемерз, после чего у него появились симптомы «болезни-лидера» сегодняшних медицинских карточек – ОРВИ, затем перешедшая в неизлечимое воспаление легких.

Анна Иоанновна, по предположениям, умерла от резкого обострения в результате довольно распространенных сейчас камней в почках. Подобным болел и император Петр I, а кроме того, страдал еще целым букетом: эпилепсией, астмой и вдобавок ко всему – алкоголизмом Впрочем, эта зависимость сопровождала и многих других известных личностей: Сократ, Сенека, Эдгар По, Есенин, Маяковский – это только малая часть списка.

Первый в истории писатель-миллионер Джек Лондон, кроме того, что часто «запойничал», умудрился подхватить и довольно экзотические в наше время болезни – тропическую фрамбезию, поражающую кости и хрящи, и цингу, которой даже посвятил один из своих рассказов – «Ошибка Господа Бога». Начав опасное самолечение ртутью, он полностью «посадил» себе почки. После этого литератор решил сменить ядовитую вакцину на опий и героин, от чего по одной из версий и скончался в сорокалетнем возрасте.

А необычный диагноз «родителя» Гулливера, Джонатана Свифта, озадачил бы даже Доктора Хауса: болезнь Меньера – поражение внутреннего уха, вызывающее приступы головокружения, постоянный звон в ушах, и, как следствие, психические расстройства. Особенно обострилась хворь, когда автору перевалило за полтинник. Его поведение становилось все более странным, шум в голове все громче, тем не менее творческий потенциал только возрастал

Постоянно «хвататься за голову» приходилось и Юлию Цезарю, Марии Тюдор, Шопену, Дарвину, Чайковскому, Фрейду и Нобелю. Виной всему был не редкостный синдром, а обычная мигрень, настойчиво накатывающая приступами на великие умы. Так что, наверное, не зря говорят, что эта болезнь – удел смышлёных.

Иллюстрации Александра Заднепряного специально для OUTLOOK